«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»

Ответы

Сотрудники благотворительного сектора – о том, как трудно бывает порой наладить отношения с «обычными людьми»

13 июня в Петербурге, в подъезде дома на улице Энгельса, возник конфликт между жильцами и сотрудницей Центра «Антон тут рядом» — она сопровождала подопечную в инвалидной коляске. Дело закончилось побоями, в ситуации разбирается Следственный комитет.

В результате – громкий резонанс в СМИ, соцсетях и сомнения: пока у нас есть такие нетерпимые соседи, общество не готово принимать людей с особенностями.

«Это опасная мысль, что мы сначала должны подготовить общество, а потом уже вывозить из интернатов людей, — говорит Мария Островская, президент петербургской благотворительной организации «Перспективы». Вместе с Центром «Антон тут рядом» «Перспективы» реализуют проект «Эвакуация» — он помогает самым слабым жителям интернатов пережить карантин вне учреждений, где высок риск заражения. — Все работает ровно наоборот. К сожалению, первым в сопровождаемом проживании придется потерпеть. Что делать, первопроходцам всегда трудно».

Дать соседям выдержать дистанцию

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»

 

Раздолье. Фото: Дмитрий Родченков

Дом сопровождаемого проживания в деревне Раздолье под Санкт-Петербургом существует уже больше пяти лет. Далеко не все местные жители сначала радовались такому соседству: и протестовали, каждый в меру своих возможностей, и молча уходили с детских площадок, когда ребята на инвалидных колясках появлялись рядом, и даже возражали против того, чтобы новые соседи вместе со всеми ходили на службы в местную церковь.

Однажды под забор и вовсе подбросили гранату с выдернутой чекой – то ли в шутку, то ли всерьез. «Конечно, мы испугались – я отправила фото гранаты специалистам и мне тут же скомандовали: клади всех к противоположной стене дома, взорвется! Вызывали МЧС. Все обошлось, теперь, когда прошло уже достаточно времени, вспоминаем эти события как анекдот», — говорит Островская.

Важно, подчеркивает глава НКО, что ни она сама, ни другие сотрудники изначально не ждали от коренных жителей Раздолья, что те встретят «пришельцев» с распростертыми объятиями. «Пожалуй, это главное – мы изначально были готовы, что ребят могут принять недружелюбно, просто потому, что раньше такие люди всегда жили изолировано, за забором, вдали от глаз, либо сидели дома с семьей в полной изоляции. Понятно, что это совершенно новые граждане, а все новое, особенно люди, которые выглядят по-другому, внушает страх, и он легко перерастает в агрессию. Люди боятся и хотят от страха избавиться, защититься. Это неизбежно».

Когда ребята приходят на Причастие, их просто «расхватывают» прихожане

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»

 

 В храме святых царственных страстотерпцев в Раздолье. Фото: Дмитрий Родченков

Процесс налаживания добрососедских отношений с жителями Раздолья происходил постепенно: ни сотрудники, ни тем более обитатели дома поначалу старались к местным без особой нужды не приближаться и не нарушать границ: ждали, когда люди сами определятся с комфортным форматом общения.

— Наши ближайшие соседи, например, как-то сказали, что будут биться до последней капли крови за право жить без инвалидов, — говорит Мария Островская. — Я не стала спорить, даже согласилась, что свои права в целом надо защищать. Только уточнила, а что это за право – жить без инвалидов, и как можно его отстаивать? То есть в беседу с «противниками» мы вступали, но ровно в той мере, в какой собеседники готовы были поддержать разговор. Сами мы при этом никому не навязывались.

К диалогу между местными жителями и инвалидами подключился священник – отец Борис Ершов, настоятель храма святых Царственных Страстотерпцев в Раздолье, с самого начала курировал проект сопровождаемого проживания вместе с «Перспективами». Отцу Борису долго выговаривали его же прихожане: мол, зачем это вы, батюшка, к нам в храм привели этих странных людей, которые и вести себя толком на службе не умеют, а только кричат и нарушают благолепную тишину? «А вы думаете, когда Господь на нас сверху смотрит, мы для него как-то особенно красиво выглядим?» – парировал отец Борис.

Так, беседуя с прихожанами, многократно объясняя им, что дети и взрослые с инвалидностью – такие же чада Божьи, батюшка постепенно добился того, что обитателей дома сопровождаемого проживания приняли в церковную общину. «Когда ребята приходят на Причастие, их просто расхватывают прихожане и сопровождают к Чаше, то есть нам уже можно приходить с минимальным числом помощников, потому что рук хватает на приходе. Никто к ним больше не опасается приближаться, а некоторые даже подружились».

Если реагировать улыбкой, приветствием, потихоньку все налаживается

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»
Один из подопечных «Перспектив» в Раздолье. Фото: Дмитрий Родченков

Рядом с теми, кто не умеет пока справиться с предубеждением, страхом и даже ненавистью, всегда есть добрые сердца, они быстрее откликаются — оказывают помощь тем, кто не может двигаться, ездит на коляске, не может себя выразить словами.

Такие люди в Раздолье сразу нашлись – сами подходили, спрашивали, чем помочь. Они помогали обитателям дома сопровождаемого проживания преодолевать нелегкий путь до деревенского магазина – закатывали внутрь помещения коляски. Потом к Марии Островской и ее подопечным пришли хозяева магазина, обмерили колеса инвалидных колясок и сами сделали пандус. И не лишь бы какой из двух досок, а удобный и подходящий именно для ребят, с учетом всех конструктивных особенностей их колясок.

Единственный раз инициатива исходила напрямую от «Перспектив» — сотрудники НКО пришли в местную школу. Сначала – встречи для детей, на которых сотрудник и волонтеры рассказывали о том, как живут инвалиды, об их особенностях, интересах, правах.

Потом возник проект «Чистая улица»: обитатели дома сопровождаемого проживания, сотрудники, волонтеры, школьники, учителя, и даже отец Борис со своей семьей вместе убирали мусор. Через несколько таких встреч ребята сами пришли в гости – выпить чая и посмотреть, как живут их новые соседи. Лед тронулся.

Сейчас в Раздолье живут мирно. Многие местные жители стараются помогать новым соседям: приносят соленья, варенье, летом делятся урожаем овощей, иногда – приносят сладости, чтобы ребята за трапезой помянули их ушедших родственников. Фермер привозит каждую неделю три литра свежего молока. «Даже те же соседи, которые говорили, что будут биться до последней капли крови за право жить без инвалидов, уже через год нас подключили к своему электричеству, подарили нам лопаты для уборки снега, и совершенно к нам расположились», – вспоминает Мария Островская.

Она убеждена, что если и были обиды, не нужно задним числом их проговаривать, обсуждать, извиняться. Всему свое время. «Не надо форсировать события, просто немного подождать. Очень многое зависит от того, насколько мы сами открыты. Если мы реагируем улыбкой, приветствием, то потихоньку все налаживается. Разумеется, когда начинаются не просто скандалы, а побои и уголовщина, такая тактика уже не работает. Но во всех остальных случаях —  это действующая схема».

Дело перешло в молчаливый нейтралитет

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»
Поделки участников творческих мастерских фонда «Жизненный путь».  Фото: Наталья Шорох, БФ «Жизненный путь»

Московский фонд «Жизненный путь» помогает подросткам и молодым взрослым с нарушениями развития – и тем, кто живет дома, и обитателям ПНИ. Для ребят работают тренировочные квартиры (сейчас, на время карантина они служили для того, чтобы эвакуировать из интернатов наиболее уязвимых постояльцев) и творческие мастерские. И там, и там – есть соседи, которые не всегда рады и не все готовы принимать особых людей.

«Когда мы только начали в 2018 году наш проект с тренировочными квартирами в доме на Кронштадском бульваре, соседи выражали крайнее недовольство: не только жаловались на нас, но и писали письма в прокуратуру», — вспоминает Иван Рожанский, директор фонда «Жизненный путь».

По его словам, негатив жильцов в целом был объясним: дело в том, что в одном подъезде жилого дома под их и подобные благотворительные проекты отдали в общей сложности 29 квартир. Трипринадлежали «Жизненному пути», а еще 26 – другим фондам. В результате ситуация разрешилась относительно благополучно: власти города приняли решение рассредоточить «фондовские» квартиры по разным домам, чтобы не допустить скопления в одном здании. Жильцы немного успокоились.

«Не могу сказать, что мы с соседями подружились и что они прониклись нашей историей. Местные все также обходят нас стороной и иногда даже просят пользоваться грузовыми лифтами, которыми не пользуются обычные люди. Но в целом из острой фазы конфликта, когда писали письма в прокуратуру, угрожали и вызывали на ссору, дело перешло в молчаливый нейтралитет. Это нельзя назвать добрососедскими отношениями, но, с другой стороны, никто никому сейчас уже не портит жизнь», – говорит Рожанский.

Нужно много раз, очень спокойно и подробно объяснять

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»
Фото: Наталья Шорох, БФ «Жизненный путь»

В Доме ремесел на ВДНХ занимаются сразу две группы фонда «Жизненный путь». «Луковица и эскалатор», в которую входят ребята из ПНИ, и «Рабочий полдень», где встречаются особенные ребята, которые живут дома. Участники проекта еженедельно встречаются в мастерских с волонтерами, занимаются керамикой, компьютерной анимацией, готовят что-то и весело проводят время. Вот только соседи по этому общественному пространству поначалу были совсем не рады видеть таких гостей.

«На нас часто жаловались: не нравилось то, что мы шумим, что мы не совсем обычные. Не нравилось, что ребята могут ходить по коридору, издавать громкие звуки», — объясняет Марина Быкова, фандрайзер «Жизненного пути»; она также работает волонтером в этих группах. Регулярно возникали проблемы с продавцами из маленьких магазинчиков – они возражали против того, что к ним заходят особые покупатели: опасались, что те повредят товар, или вовсе недоумевали, мол, чего-то ребята заходят и долго-долго стоят молча, странные.

«Никакого особенного ноу-хау по налаживанию отношений у меня нет,- рассказывает Марина Быкова. — Просто приходилось много раз, очень спокойно и подробно объяснять одно и то же: что люди с особенностями развития имеют такие же права, как и все мы. Они имеют право, так же как и мы, быть в публичном пространстве, могут издавать какие-то звуки во время, которое не регламентировано законом о шуме. Как покупатели, они могут заходить в магазин и изучать товар – нет закона, который бы это запрещал. Я и другие волонтеры объясняли, что ребята могут иногда кричать и вокализировать, в этом нет ничего страшного».

«Мы общаемся, шутим в очереди в кафе — и к нам постепенно привыкают»

«Соседи говорили, будут биться за право жить без инвалидов до последней капли крови»
Фото: Наталья Шорох, БФ «Жизненный путь»

Постепенно, говорит Марина, понимание пришло. И если раньше любая мелочь приводила к громкому скандалу, то сейчас, спустя несколько лет еженедельных разговоров, в адрес групп можно услышать скорее вежливое соседское «Пожалуйста, потише».

Есть и положительный опыт. В кофейне, которая работает в Доме ремесел («Надеемся, они выжили в карантин!» – волнуются в «Жизненном пути»), ребятам из группы «Луковица и эскалатор» всегда рады. В какой-то момент сложилась традиция собираться там после занятий и пить кофе, причем покупали его обитатели интерната за собственные деньги – это тоже был важный момент социализации. Узнав об этом, кофейня сделала скидку 50%, а бариста постарались сделать все, чтобы выучить вкусы своих клиентов и научиться общаться даже с теми, кто с трудом владеет речью.

«Мне кажется, так получилось потому, что кафе – в принципе заведение клиентоориентированное, так что когда к ним приходит платежеспособный гость, они ему рады, и какая разница, откуда он – из дома или из ПНИ? Кстати, и наши «домашние» ребята из группы «Рабочий полдень» тоже желанные гости в этом кафе, они ходят туда за питьевой водой. А потом, наверное, помог тесный контакт: ведь мы приходим, стоим в очереди, общаемся, шутим, потом разговариваем с бариста – и к нам постепенно привыкают», — размышляет Марина Быкова.

Рад видеть Вас на страницах своего сайта. Буду признателен. если Вы поделитесь этой статьёй с друзьями в соц.сетях. Спаси Господи!

Небольшие Усилия Делают Большие Изменения

Если Вам нравится то, что я делаю – поддержите! Если вам близко то, чем я занимаюсь и Вам интересны те публикации, которые Вы читаете на сайте – поддержите!  

Источник
Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделитесь с друзьями это статьёй в сой.сетях
Верую Православие
5 1 голос
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Буду рад вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйтеx
()
x