Любить ближнего – зачем?

301

Я стараюсь ограждать себя от общения с неприятными людьми

В детстве мы любим всех: маму, бабушку, дворника, даже привыкшего баловаться спиртным дядю-соседа. Как сейчас помню, что в пять лет я особенно любила военных и вообще людей в форме и, однажды потерявшись, была до безумия счастлива, что домой шла за руку с настоящим милиционером.

Куда подевалась сейчас эта восторженность, сказать трудно. Я даже не могу вспомнить, испарилась ли она вся разом или вытекала из меня постепенно, когда я оказалась в состоянии осознать, что дворник – это низкооплачиваемая, непрестижная и потому презираемая в обществе профессия, а сосед, хотя и добрейшей души человек, но хронический алкоголик, и держаться от него лучше подальше.

Позднее я ловила себя на мысли о том, что, если бы мой мозг был устроен по типу компьютера, то в нем обязательно была бы своя «корзина» – в нее автоматически попадали бы люди, чей неопрятный внешний вид, вызывающее поведение, да и весь образ жизни как таковой мне неприятны.

Вообще-то, я до сих пор стараюсь ограждать себя от общения с такими людьми. На улице с бешеной скоростью в «корзину» летят матерящиеся у подъезда личности с банками пива, крикливые старухи и попрошайки, клянчащие «копеечку» на опохмел, на работе к ним добавляются сослуживцы, с которыми я не нахожу общего языка, и самодур-начальник.

И кажется, что это так просто – перестать звонить родственникам, которым вечно что-нибудь от тебя надо, пройти мимо калеки или нищего, вздрогнув от отвращения, а то и бросив что-нибудь обидное ему вслед… Да и зачем подавлять в себе чувства презрения и собственного превосходства, пусть только мелькнувшие где-то в глубине души, при взгляде на бедного, некрасивого, глупого, больного?

Злорадствовать над другими невежливо и некрасиво – так нас воспитывали, по крайней мере, меня. Но что такого страшного в том, чтобы злорадствовать про себя, не высказывая своих мыслей вслух?

Наверное, ничего, если забыть об основной библейской заповеди, предписывающей возлюбить ближнего своего как самого себя. Вот только как следовать этой заповеди в современной жизни, и стоит ли следовать ей вообще?

Осознанно или автоматически мы формируем привязанности и терпимость к родственникам и друзьям, а в отношениях с незнакомыми людьми руководствуемся скорее нормами, заложенными в нас воспитанием. Уступить место в троллейбусе незнакомой бабуле, помочь женщине с коляской – это всего лишь заученные, многократно отрепетированные модели поведения человека в социуме, отнюдь не являющиеся доказательством его любви к ближним.

Большинство людей, с которыми я общаюсь, живут в постоянном страхе того, что их обманут. Все, начиная от правительства и заканчивая продавцами на рынке, по их мнению, заинтересованы только в том, чтобы усложнить им существование. Однако как объяснить озлобленному на всех и вся человеку, что нахамивший ему с утра «газелист» сделал это не от хорошей жизни и на самом деле тоже нуждается в понимании и любви?

И это еще самый невинный пример. Сложнее примерить собственное сострадание на преступника или же человека, которого, казалось бы, просто невозможно простить.

Хотя… Что если прочитать библейское предписание наоборот? Может быть, прежде чем пытаться жалеть кого-то, для начала стоит научиться любить самого себя?..

Екатерина Вельт

Любить ближнего – зачем?

Иеромонах Петр (Бородулин)

Любить, чтобы быть с Богом

Детская восторженность и любовь – это разные вещи. Да, в детстве всех любить – легко: дети не только чисты душой, они пребывают в блаженном неведении. Они не знают о том, как достаются взрослым деньги; им неведомы заботы и беспокойство о том, как прокормить семью. Они еще не столкнулись с суровой, жестокой реальностью жизни. Они не ведают того, сколько зла творится в мире. Обычно, если они сталкиваются с чем-то неприятным, находящимся за пределами их понимания, они отстраняются от этого, «сбрасывают» это из сознания…

Но мы – взрослые люди, мы не можем постоянно пребывать в детстве. Мы неизбежно взрослеем, и постепенно осознаем окружающий нас мир. Восторженность – «розовые очки», через которые мы в детстве смотрим на мир, – постепенно исчезает. И очень важно, чтобы на ее место пришли не разочарование, не холодное равнодушие к миру и людям, не злоба и презрение, а любовь. Любовь открытая, взрослая и осознанная.

Как закаляется любовь

Детская восторженность и любовь – это разные вещи. Настоящая любовь – всегда жертвенная, всегда страдающая. Настоящая любовь – это та, которая прошла испытание на крепость.

Преподобный Марк Подвижник пишет, что «истинная любовь искушается противностями». Какими такими «противностями»? Скорбями и искушениями. Восторженная детская любовь – любовь несовершенная, неискушенная, не прошедшая еще испытание скорбями, человеческой злобой и ненавистью; не столкнувшаяся еще с горем и болью других.

Легко любить в детстве, сложнее – когда мы оказываемся «в состоянии осознать». Христос заповедал нам любить всех: и «беленьких», и «черненьких». Если я избегаю общения с дворниками, пьяницами и бомжами, если мне неприятен чей-то «неопрятный внешний вид», если я «выбрасываю» их в «корзину» – это значит, что я серьезно болен. И название этой болезни – гордость, высокомерие, презрение.

Это значит, что я, сознательно или бессознательно, считаю себя во всех отношениях превосходящим людей перечисленных выше «категорий»; считаю себя чистеньким и боюсь измарать свои нежные белые ручки о засаленную, пропахшую табаком и мочой одежду ближнего. Или просто пытаюсь играть в прятки с реальностью: что мне приятно – принимаю, что неприятно – отвергаю, выбрасываю, закрываю на это глаза.

Другое дело – личная безопасность, личная гигиена души. Крайне необходимо, особенно находясь на улице, ограждать свой слух, свое зрение от всего, что может навредить душе, подтолкнуть нас к греху.

Мы не в состоянии остановить лавину вредной для души информации, обрушивающуюся на нас вне нашего дома, в том числе и со стороны некоторых людей. И мы должны пребывать в постоянном духовном напряжении, удерживая свои чувства от следования за греховным и вредоносным – от всего того, что может лишить нас душевного мира.

Но, ограждая свою душу от тлетворного воздействия на нее таких людей, надо не переставать любить самих людей. Да-да, тех самых людей, от пагубного влияния которых на себя мы всеми силами стараемся себя оградить.  Ненавидеть грех и ограждать себя от него, но любить самих людей.

Любовь… к себе?

Что касается «заученных, многократно отрепетированных моделей поведения человека в социуме, отнюдь не являющихся доказательством его любви к ближним», то святые отцы говорят: «Не имеешь любви – совершай дела любви, и, рано или поздно, в твоем сердце появится и сама любовь.

На практике этот совет осуществляется следующим образом: если в автобусе рядом с тобой стоит пожилая женщина, и ты не испытываешь ни малейшего желания уступать ей место, сделай это «через не хочу». Подумай о том, как ей тяжело стоять, как у нее болят ноги, как она будет благодарна за то, что кто-то испытывает к ней сострадание.

Делай так постоянно, независимо от твоего желания, и ты увидишь, как сердце теплеет; как человек, которому ты помогаешь, постепенно перестает быть для тебя чужим, становится тем самым ближним, о котором говорится в Евангелии, то есть своим.

Да, вы правы: нельзя любить ближнего, не полюбив себя. Но что значит «любить себя»? С мирской точки зрения любить себя – значит все делать для себя: жить для себя, удовольствия получать для себя, даже любить – для себя. Но такая любовь к себе никогда не наполняет душу светлой радостью.

Не допускать в свою душу грех и страсть, бороться с ними, как борется воин, – это и есть любовь к себе правильная. Это любовь к своей душе, забота о ней. И такой любви необходимо учиться.

Попробуйте запустить в своем «компьютере» «антивирусник» из трех составляющих: молитва, самоосуждение и самоукорение. Когда обнаружите вирус, отправьте его на исповедь. Это и будет проявлением вашей любви к себе.

Источник

Рад видеть Вас на страницах своего сайта. Буду признателен. если Вы поделитесь этой статьёй с друзьями в соц.сетях. Спаси Господи!

Небольшие Усилия Делают Большие Изменения

Закрыть меню