О том, чего не может быть нигде и никогда, но всё-таки бывает, рассказывает священник Пётр Иванов

Настоятель московского храма в честь преподобного Сергия Радонежского в Гольянове Пётр Иванов занимается богословием и преподаёт в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. Каково место чудесного в православной вере — тема его размышлений.

Для чего нужны исцеления и воскрешения

— Отец Пётр, Библия изобилует описаниями чудес, которые совершал Господь: воскрешение Лазаря, многочисленные исцеления людей, насыщение пятью хлебами. Для чего вообще предназначены чудеса?

— Любое рассуждение о причинах того или иного поступка Бога бессмысленно, потому что этой причины мы никогда не узнаем. На Бога не действуют никакие факторы, которые могли бы побудить Его совершить тот или иной поступок. Потому на вопросы, почему Бог совершает чудеса, почему Бог дал этому человеку жизнь, а у этого её отнял, почему Бог воплотился и стал человеком, почему Он создал мир, есть один богословский ответ: «Потому что Бог так захотел». Но есть и другой ответ.

— Какой же?

— Вслед за Святыми Отцами, которые тоже порой в такого рода рассуждения пускались, можем сказать, что Бог есть любовь, как сказал Иоанн Богослов в своём послании. И поэтому поступки Бога в первую очередь продиктованы Его любовью к людям. Когда ребёнок делает уроки, ты же тоже понимаешь, что он должен сам их сделать, чтобы получить необходимый опыт. Но он просит тебя, и ты помогаешь. Зачем? «Потому что я его люблю», — отвечаешь ты.

Что такое чудо и как с ним встретиться?
Воскрешение Лазаря

Кто может быть чудотворцем

— Однако чудеса совершал не только Бог, но и апостолы, и святые, и старцы, и даже обычные священники…

— Не совсем так. Все они делали это не своей силой. Совершить чудо, например исцелить кого-то, и выстругать доску — это разные вещи. Выстругать доску ты можешь, потому что у тебя есть руки, мускулатура, рубанок, и ты видел, как это делают. Тебе известен алгоритм. Чудеса таким образом не совершаются. Они совершаются силой Божией.

Фактически, кроме Бога, чудеса совершать не может никто. И если чудеса происходят по молитвам того или иного человека, ангела, священника — не важно, то это происходит только потому, что он попросил Господа, помолился ему, и Тот по Своей любви, как мы уже сказали, услышал молитву и Свою Божественную силу послал для того, чтобы произошло то или иное событие.

Нужно также избегать квазиполитеизма, скрытого язычества, когда определённая сила приписывается не Единому Богу, а отдельным небожителям, например богам-олимпийцам, каждый из которых якобы отвечает за то или иное действие: этот — зубная боль, этот — чтобы коленки не тряслись, этот — чтобы пупок заживал у ребёнка быстрее… Но это не так.

— Так ведь и у наших святых вроде бы есть своя специализация?

— Да, есть и у нас народная традиция молиться в определённых случаях определённым святым. Только это не значит, что каждый из них обладает своей определённой силой, которая помогает в той или иной ситуации. Нет, они молятся Богу, и Бог уже помогает каждому, если ему это нужно.

Такое бывает. Я исповедую людей. Помню, один человек мне говорил: «Я не очень-то верю во всё это: церкви, храмы, Иисус. Вот Матрона — это да! В Матрону верю, езжу в её храм, по три часа могу стоять в очереди, а исповедь и Причастие — не для меня». Храм Матроны — это Покровский монастырь. Вот это я называю «скрытое языческое понимание сверхъестественного».

[ocean_posts_slider id=”1682″]

Молиться ли о «дважды два — пять»

— Может ли православный человек просить Господа о чуде, для того чтобы просто укрепиться в вере? Ведь есть же молитвенные слова «помоги неверию моему»…

— Просить можно о чём угодно, но завершать молитву нужно: «Господи, пускай будет воля Твоя, а не моя». Монашеская традиция вообще любые прошения человека и о своей земной участи, и об участи небесной заключает в одно-единственное слово — «помилуй». Поэтому столь любима и у монахов, и у многих мирян молитва: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя грешного». Она в себя подспудно включает любые прошения, в том числе о чудесах.

Так что просить Бога о чуде можно. Я думаю, что человек, попавший в трудную ситуацию, не будет спрашивать ни у кого разрешения, а будет просто молить, чтобы Бог дал ему исцеление, дал спасение. Человек заболел — он молится о выздоровлении. Заблудился в лесу — молится, чтобы найти дорогу. И уже не задумывается о том, благословляет это Церковь или нет. Он ищет помощи и поддержки. И это правильно: полагаться на волю Божию.

— Тургенев как-то сказал: «О чём бы ни молился человек, он молится о чуде. Всякая молитва сводится на следующую: «Великий Боже, сделай, чтобы дважды два не было четыре». То есть человек, молясь, всегда хочет, чтобы произошло нечто сверхъестественное?

— Да, он просит, чтобы нарушились законы этого мира, законы природы.

— Правильно ли это — так много просить?

— Это не хорошо и не плохо, так есть. Когда человеку нужно, он другого выхода не видит. Будь у него даже простой чирей, он просит, чтобы нарыв немедленно исчез, хотя прекрасно представляет, как будет протекать болезнь, если пить отвары или колоть антибиотики. Мы тоже хотим быть причисленными к Божественному миру, потому просим о чуде.

Что такое чудо и как с ним встретиться?

По большому счёту мы хотим туда, где последние станут первыми, а первые — последними, где Дева без мужа рождает и Царь Вселенной на кресте оказывается, а какой-нибудь царь земной — в аду. Поэтому Тургенев совершенно прав. Но это не избавляет нас от обязанности трудиться самостоятельно и делать всё для того, чтобы помочь себе самому. Сделай что-то сам, помолись, и тогда всё будет.

Тайна четвёртого бака

— А на ваших глазах совершались чудеса?

— Чудес было много. Про одно расскажу. Это был первый год, когда мы подвизались здесь, на улице Красноярской, где сегодня стоит наш храм. Был январь, нужно было освящать воду. Лет мне было совсем немного, а сил предостаточно, и я решил, что освящать воду будем на улице, хотя мороз — под 20 градусов. Пригнали водовоз, нам сделали баки из нержавейки с кранами. Чтобы вода в баках не замёрзла, её нагревали кипятильниками: от гаражей протянули провода.

Что такое чудо и как с ним встретиться?
Люди набирают Крещенскую воду

Два дня раздавать на морозе воду — это было испытание для всех нас. И вот 19 января вечером, часам к десяти, поток людской иссяк. Остались четыре бака, наполненные водой. Мы стоим совершенно осоловелые, потому что сил уже нет, пьём чай. И вдруг кто-то говорит: вода-то уже замёрзла в баках без подогрева! Прибежали, а там такая картина: в трёх баках вода покрылась ледяной коркой, а из четвёртого пар идёт. Что такое? Конечно, чудо. Зачем? Для укрепления веры: «Ребята, так держать, молодцы, всё у вас здесь будет хорошо».

— А вам самому случалось совершать нечто подобное чуду?

— Честно скажу: не знаю.

— Почему?

— Иногда человек говорит: «Батюшка, вот в прошлый раз была у вас на исповеди, и как вы мне сказали, так всё и произошло». А я уже точно не помню, что ей сказал. И как вообще мне это пришло в голову — просто так или каким-то чудом? У меня нет ответа. Но для меня самого мой образ не очень вяжется с образом чудотворца.

Как научиться видеть чудесное

— Отец Пётр, иногда говорят, что раньше было чудес побольше, чем теперь… Что вы по этому поводу думаете?

— Надо уметь разглядеть чудо, чтобы не было, как в том анекдоте. Мужчина спешит в офис на важную встречу, осталось пять минут, а на парковке все места заняты. Он в панике ездит кругами и начинает молиться: «Боже, помоги! Я обещаю больше никогда не грешить!» Вдруг прямо перед ним машина выезжает с парковки. И он говорит: «Боже, уже не надо, всё в порядке». Очень часто Бог помогает нам не так прямо, как мы хотим, не в той форме. Чудеса нужно уметь разглядеть. И тогда ты поймёшь, что их стало ничуть не меньше, настоящих чудес. А ещё такие чудеса, к которым люди просто привыкли, они для них привычны.

— Что это за чудеса?

— Если взять церковных людей, то, например, Таинство Покаяния, исповедь. Священник тебя выслушал и отпустил, а что произошло на самом деле? Святые Отцы говорят: «Бог делает твои злые поступки как будто не бывшими, как будто их не было». Разве это не чудо? Разве это не пресловутая машина времени? Этого не было. Да как это не было? Вон, было. Ты стёр прошлое своё. Это удивительное чудо, причём совершённое просто даром. Плата за это чудо — только твоё обещание стараться не грешить. Пожалуйста. А Таинство Венчания? А Таинство Священства? Разве это не чудо? Я уж не говорю о Евхаристии.

[ocean_posts_slider id=”1682″]

— Это главное чудо, которое происходит с каждым христианином?

— Главное чудо Вселенной. Самая главная святыня, главный дар Бога людям. Великое чудо, которое заключается в том, что самый обычный хлеб и самое обычное вино становятся средством для спасения человеческой души, и не просто спасения, а соединения человека и Бога, становятся тем, о чём раньше даже помыслить было невозможно, потому что Бог в Ветхом Завете совершенно трансцендентный.

Илия Пророк говорит: «Я хочу Тебя увидеть». Он говорит: «Ты не можешь Меня увидеть и не умереть. Скройся за скалой и почувствуешь — Я пройду рядом». Вот так. А теперь ты принимаешь Бога сам в себя, ты — в себя… Ты становишься Его родственником, Его ближним. Теснейшее соединение Бога и человека, твари и Творца. И это действительно самое главное чудо.

Две крайности

— Есть ещё чудеса, которые регулярно случаются. Например, схождение Благодатного огня. По-вашему, что произойдёт, если вдруг какие-то вещи будут в конечном счёте объяснены с точки зрения физики? Поколеблет ли это веру, если какое-то чудо вдруг перестанет быть чудом?

— Разве что у тех, кто ищет чудес и на чудесах основывает свою веру: «Я верю, потому что есть Туринская плащаница и потому что есть Благодатный огонь. А если я узнаю, что кто-то его зажигалкой зажигает, я верить не буду». Вот у таких людей, конечно, поколеблет.

Что такое чудо и как с ним встретиться?
Схождение Благодатного огня в Иерусалиме

Но вера не от созерцания чудес должна укрепляться, а от личного общения с Богом, от молитвы, смирения, от жизни в Церкви. И тогда ни какое-­либо чудо, ни отсутствие или разоблачение его ничего не изменит. Что бы ни случилось, ты скажешь: «Да ладно, мне всё равно. Я лично с Богом знаком, мне уже это не нужно».

— То есть рассуждать о чудесах можно, но осто­рожно?

— Да, есть опасность впасть в две крайности. Одна — это отрицание проявления сверхъестественной силы в нашем мире, что, собственно, мы и называем чудом. А другая — это крайний мистицизм, впадая в который, человек становится зависимым от чудес. И если чуда нет, то он не верит, потому что для него это как допинг, мотиватор веры. А традиционный взгляд православия примерно таков: чудеса существуют, об этом говорится в Священном Писании, в житиях святых, об этом могут свидетельствовать очень многие люди. С другой стороны, не надо искать чудес, гоняться за ними, видеть их в каких-то проявлениях естественных, там, где чудес нет. Нельзя отрицать чудеса вовсе, но и не следует делать их центром христианства.